ГлавнаяНовостиСтатьиКартыГалереиСхемы и таблицыБиблиотекаСсылкиКонтактыФорум
Главная >> Франция >> Арман Жан дю Плесси де Ришелье
12.12.2017 г.

Арман Жан дю Плесси де Ришелье

Оглавление
Арман Жан дю Плесси де Ришелье
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Дис

 

Кардинал Ришелье

Арман Жан дю Плесси, будущий кардинал Ришелье, родился 9 сентября 1585 года, вероятнее всего, в Париже. Он был младшим сыном Франсуа дю Плесси, сеньора поместья Ришелье, дворянина из Пуату.

Английский историк Хилэр Беллок в своей книге "Ришелье" писал, что "Ришелье происходил из семьи, гораздо более знатной, чем это принято считать… Дед будущего кардинала Луи дю Плесси женился на Франсуазе Рошешуар, род которой был одним из самых знатных и древних… Луи дю Плесси был потомком младшей ветви семьи, которой благодаря браку досталось поместье Ришелье, находящееся в анжуйской марке, в провинции Турень, на стыке с провинцией Пуату, так что дю Плесси считали себя уроженцами провинции Пуату".

Сюзанна де ла Порт, мать кардинала Ришелье, была дочерью Франсуа де ла Порта, преуспевающего деятеля французского парламента.Она вышла замуж за Франсуа дю Плесси де Ришелье в 1569 году, принеся ему значительное приданое. Родила пятерых детей: трех сыновей - Генриха, Альфонса и Армана Жана, и двух дочерей - Франсуазу и Николь. Когда Франсуа дю Плесси умер, Анри было 10 лет, Альфонсу - 7, Арману - 5, Франсуазе - 12, Николь - 4 года. Овдовев, Сюзанна испытывала серьезные финансовые затруднения. Франсуа дю Плесси оставил дела в беспорядке. Его вдова и, позднее, дети решили, что в их интересах отказаться от наследства. Поместье было разорено, а кредиторам оставалось лишь возместить ссуды его продажей.

После смерти мужа Сюзанна жила в родовом поместье Ришелье, в Пуату; именно там ее третий сын, Арман Жан, провел свое детство. В 1594 году его дядя Амадор де ля Порт взял его в Париж, который недавно покорился Генриху IV. Арман поступил в знаменитый Коллеж де Наварр, где изучал грамматику, искусство и философию.

Когда Арман завершил изучение грамматики и искусства, мать собрала семейный совет, на котором решили, что он станет солдатом. Арман Жан поступил в Академию Антуана де Плювинеля, высшую школу для дворян. Там уделяли внимание не только физическим упражнениям, фехтованию и верховой езде, но и хорошим манерам, живости ума и тела, элегантности и благородному поведению, изысканным манерам и тому, как выбрать одежду.

Армана всегда тянуло к военному искусству, но неожиданный поворот в судьбе семьи Ришелье изменил его предназначение. Причина заключалась в ответственности за управление епископальными землями Люсон. В 1602 году Альфонс, старший брат Армана Жана, отказавшись стать епископом Люсонским, принял монашеский постриг в картезианской обители под именем "отца Ансельма". Епископство, приносившее, небольшой, но стабильный доход, грозило выскользнуть из рук семьи Ришелье. Сюзанна де Ришелье умоляла 17-летнего Армана Жана спасти семью от разорения. Хладнокровно взвесив все "за" и "против", Арман Жан согласился избрать духовную стезю и стать епископом Люсонским.

Поворот в карьере Армана Жана вызвал необходимость изменить направление в образовании. Он оставил Академию Плювинеля и вернулся в Коллеж де Наварр, чтобы изучать философию, и сразу ринулся в дискуссии с таким пылом и усердием, что отдавал им ежедневно по 8 часов в течение 4 лет. Этот период интенсивной учебы, по всей вероятности, основательно подорвал его здоровье. В 1604 г. Арман Жан принял участие в публичной дискуссии в Коллеже. К этому времени он был формально назначен епископом Люсонским, но поскольку еще не достиг канонического возраста, то требовалось особое разрешение папы для посвящения в сан. Такие разрешения не были в обычае, и Генрих IV специально просил кардинала дю Перрона получить его. В январе 1607 года Ришелье приехал в Рим и был представлен папе французским послом. Он явно поразил всех, кто его видел, включая папу, своим красноречием и необычайной памятью. Утверждается также, что Арман бегло говорил на итальянском и испанском языках. Получив особое разрешение, он был посвящен в сан в Риме 17 апреля 1607 года.

Вскоре новый епископ вернулся в Париж и с головой ушел в учебу. 29 октября он стал бакалавром теологии, через несколько дней был принят в члены Сорбонны. Теперь он готов делать карьеру при дворе, но в январе 1608 года тяжело заболел: несколько недель страдал от приступов лихорадки и тяжелейших мигреней. В 1608 году он достаточно выздоровел, чтобы получить приглашение стать причетником при дворе, но это не оправдало его надежды на более весомое признание и он вернулся в Люсон.

Согласно П.П. Черкасову "Кардинал Ришелье", прибыв в Люсон 20 декабря 1608 года, молодой епископ обратился к горожанам с проповедью, в которой особо подчеркнул: "Я желаю, чтобы мы, независимо от религиозных различий, были едины в нашей любви к королю".

Черкасов упоминает также о тех житейских трудностях, с коими пришлось столкнуться Ришелье в Люсоне, и цитирует письмо Армана Жана к мадам де Бурже: "Я крайне плохо разместился, - сообщает он ей в конце апреля 1609 года, - так как во всем доме нет ни одной исправной печи, чтобы можно было развести огонь. Из этого вы можете судить, сколь опасна для меня суровая зима. Но выхода нет, приходится терпеть. Я могу вас уверить, что у меня самое скверное епископство во всей Франции, самое грязное и самое неприятное. Думайте сами, каков епископ. Здесь нет никакой возможности совершать прогулки, нет ни парка, ни аллеи, ни чего-нибудь в этом роде, так что мой дом превращается для меня в тюрьму".

Ришелье приложил громадные усилия для возрождения религиозных обрядов в своем диоцезе. Он написал небольшую книгу "Воспитание христианина", целью которой было изложить христианские истины в доступной форме. Не будучи в большой степени затронутой аскетическими взглядами Контрреформации, его вера была тем не менее искренней.

Кардинал Ришелье

Впоследствии Ришелье стал образцовым епископом, но, управляя бедным диоцезом, не мог удовлетворить свои амбиции.

Хилэр Беллок в книге "Ришелье" приводит данные о памятной записке, датируемой 1610 годом, "в которой молодой епископ рассматривает, как ему вести себя при дворе. Прежде всего, он не должен искать знаков внимания и расположения к себе со стороны знати. Отказываться от приглашений - если они будут - на званые ужины, потому что это пустая трата времени. В том случае, если он примет участие в общем разговоре, стараться заинтересовать своих слушателей, никогда не прибегая ни к сплетням, ни к злословию по адресу тех, кто здесь не присутствует. Быть всегда опрятным, потому что "чистоплотность приближает к Богу".


В этой записке Ришелье также формулирует для себя следующие правила:

"Ничего не оставлять на волю случая, все подвергая расчету".

"Никогда не упускать предоставившуюся возможность".

"Отвечая на поставленный вопрос, стараться не прибегать ко лжи, но и не высказывать опасную правду. В любом случае отвести свои войска в полном порядке, не понеся никаких потерь".

В конце 1613 года Ришелье снова приехал в Париж и свел знакомство с фаворитом Марии Медичи, итальянцем Кончино Кончини, который только что стал маршалом Франции. Ришелье тщательно скрывал презрение, испытываемое к этому выскочке. Он был избран в представители духовенства при созыве Генеральных штатов, собранных после волнений в стране.

"Когда Ришелье был избран депутатом от духовенства на собранные по указу короля Генеральные штаты (1614), он произнес на собрании депутатов речь, в которой были такие слова: "Что касается протестантов, то мы не должны применять к ним силу оружия, чтобы обратить их. Если они живут мирно и исполняют законы короля, то мы будем молиться за них и показывать им пример добродетельной жизни, только таким путем мы можем обратить их". Ни в одной проповеди или речи, произнесенной им, мы не найдем слов осуждения гугенотов; в них каждое слово призывает делать добро даже по отношению к еретикам" (Хилэр Беллок Ришелье. М., 2002, стр. 158; прежде издано: Филадельфия и Лондон, 1929).

Вскоре Ришелье назначен сначала духовником Анны Австрийской, а потом в конце 1616 года государственным секретарем по иностранным и военным делам. Благодаря успешным действиям Армана Жана во время пребывания в этой должности к середине апреля 1617 года королевские армии подавили вооруженный мятеж принца Конде, герцога Неверского и герцога де Буйона.

24 апреля 1617 года Кончини был убит, а молодой король взял власть в свои руки. Ему 15 лет, он наконец отстранил мать от управления страной. Главенствующее положение при дворе занял Альбер де Люинь, друг и любимец юного короля. Ришелье смещен, сопровождает королеву-мать в изгнание в Блуа, вскоре после этого вынужден отправиться в Люсонскую епархию.

В начале 1618 года Арман Жан публикует в Париже свое богословское сочинение, имевшее огромный успех среди теологов. Шум, произведенный книгой опального епископа, лишь усилил недоверие к нему Люиня. В апреле 1618 года Ришелье сослан в Авиньон, туда же изгнаны его старший брат Анри, маркиз де Ришелье, и шурин дю Пон де Курле. В октябре 1618 года умерла при родах жена маркиза де Ришелье, разлученная с мужем. Маркиз обратился с просьбой разрешить ему наведаться домой, чтобы забрать новорожденного сына. Пока в Париже рассматривали просьбу, младенец умер, пережив свою мать на месяц с небольшим.

После бегства Марии Медичи из замка в Блуа Ришелье вызвался исполнять посредническую миссию и добился заключения мира.

Как сказано у Черкасова в "Кардинал Ришелье":

"Сделав последний шаг к примирению, Людовик XIII направил к матери двух своих представителей - де Бетюна, брата Сюлли, и де Берюля. Чуть позже к ним присоединился кардинал де Ларошфуко.

Ришелье употребил все свое влияние на королеву-мать, чтобы склонить ее к окончательному примирению с сыном при условии предоставления соответствующих гарантий уважения ее королевского достоинства. В конце концов ему удалось убедить Марию Медичи. Оставалось решить ряд вопросов, в том числе и вопрос о возвращении королевы в Париж.

К 11 июня 1619 г. участники переговоров достигли соглашения. Мария Медичи получила в управление провинцию Анжу с замками по берегам Луары; герцог д'Эпернон, объявленный ранее изменником, был подтвержден во всех своих титулах и званиях. Не забыли и активного участника переговоров епископа Люсонского: он мог выбирать между главенством в Совете королевы-матери и возвращением в свою епархию. Брат епископа маркиз де Ришелье был назначен военным губернатором Анжера, где должен был временно разместиться двор королевы-матери.

Ришелье мог быть удовлетворен: о нем не только вспомнили, о нем вновь заговорили - он сумел отличиться на важных переговорах. Иностранные послы поспешили сообщить в свои столицы о новом возвышении епископа Люсонского.

И вдруг неожиданный удар. 8 июля 1619 г. на дуэли с де Темином, капитаном гвардейцев королевы, убит маркиз де Ришелье. Он был сражен ударом шпаги в самое сердце, успев лишь воскликнуть: "Господи, прости меня!" Со смертью бездетного маркиза угасла и надежда на прямое продолжение рода.

Ришелье тяжело перенес утрату. "Никогда не испытывал я большей скорби, чем при известии о смерти моего любимого брата", - писал он в дневнике. В письме к отцу Коттону он доверительно сообщал: "Скорбь владеет мною до такой степени, что я не могу ни разговаривать, ни переписываться с моими друзьями".

Маркиз де Ришелье не оставил брату ничего, кроме долгов. На ставший вакантным пост военного губернатора Анжера Ришелье сумел провести другого своего родственника - дядюшку де Ла Порта, командора Мальтийского ордена. Епископу удалось назначить своих людей во все крепости и замки, отошедшие к Марии Медичи.

Казалось бы, Ришелье мог быть доволен той ролью, которую сыграл в примирении королевы-матери и Людовика XIII. Он был отмечен всеобщим вниманием. Однако не сбылась самая заветная мечта, которую он давно лелеял, - кардинальство. На переговорах с сыном как одно из условий примирения Мария Медичи ставила вопрос о кардинальском сане для своего любимца. Представителям короля, действовавшим по строгим указаниям де Люиня, удалось отделаться уклончивыми обещаниями.

5 сентября 1619 г. в замке Кузьер, близ Тура, состоялась встреча Людовика XIII и Марии Медичи. Сын и мать обнимаются, королева вытирает скупые слезы. В тот же день они вместе едут в Тур. Обеды, пиры, охота - одни развлечения сменяют другие. Епископ Люсонский среди почетных гостей. Сам де Люинь выказывает ему расположение, истинную цену которого Ришелье прекрасно знает. "Свет не видал большего обманщика, чем месье де Люинь, - вспоминал Ришелье. - Он давал обещания, не только зная, что не будет их выполнять, но и заранее зная, чем это оправдает".

На следующий день после "исторической встречи" де Люинь публично объявил, что король намерен просить римского папу о возведении в кардинальский сан архиепископа Тулузского, сына герцога д'Эпернона. Самолюбию Ришелье нанесен второй удар: именно ему поручили составить текст королевского обращения к папе римскому.



 
« Филипп V Длинный
Кельтские символы
Celtic Design
Фолк-музыка
Кельтский танец
Кельтская кухня
Учебные курсы
Кельтская фэнтези
Творчество
Новости портала
Книги
Фильмы о кельтах
Художники
Сайт Кельтика в Контакте
Книжные новинки
Шотландия: Путешествие по Британии
Опросы

Что вас привлекает в "кельтике"

Как вы попали на сайт?

ГлавнаяНовостиСтатьиКартыГалереиСхемы и таблицыБиблиотекаСсылкиКонтактыФорум
Наверх!

Rambler's Top100