ГлавнаяНовостиСтатьиКартыГалереиСхемы и таблицыБиблиотекаСсылкиКонтактыФорум
28.05.2017 г.

Гластонбери

Гластонбери

Гластонбери - небольшой городок в графстве Сомерсет в долине реки Бру, основной достопримечательностью которого являются руины древнего аббатства. История Гластонбери, теряющаяся в глубине веков, не раз предоставляла благоприятную почву для формирования легенд, как впрочем, и для самых неожиданных домыслов.

Связь Гластонбери с событиями артуровского эпоса многогранна: Гластонбери становится местом заключения увезенной Мельвасом королевы в первой версии легенды о похищении Гвиневеры; в Гластонбери была обнаружена могила короля Артура; местное аббатство до некоторой степени связано с Граалем, в аббатство Гластонбери удалились от мира Ланселот и несколько рыцарей из его рода.

Гластонбери лежит у подножия высокого холма, окруженного целым рядом холмов более мелких. Самый высокий из них, Гластонбери Тор, виден со значительного расстояния, поскольку от Гластонбери до Бристольского канала простирается плоская равнина. На рубеже нашей эры большая часть равнины находилась под водой (окончательно болота здесь были осушены лишь в Средние века); таким образом, Гластонбери Тор представлялся возвышающимся посреди топей островом почти с любой точки.

В период, непосредственно предшествовавший завоеванию Британии римлянами, на Гластонберийских болотах существовали два кельтских поселения, выстроенных на рукотворных платформах. Согласно данным археологии, артефакты из этих поселков принадлежат к типу Ла Тене (высокоразвитой кельтской цивилизации); здесь были также найдены предметы, которые свидетельствуют не только об экономическом процветании этих поселений, но и о прочных торговых связях с Уэльсом, Ирландией и Бретанью.

Поселения были разрушены в I в. н. э. (судя по всему, в результате нападений извне), но память об этом островке цивилизации среди диких болот — и в прямом и в переносном смысле — могла сохраниться и послужить причиной тому, что это место приобрело два названия, о которых до сих пор еще ведутся споры: Стеклянный остров (Ynys-witrin) и Авалон.

Гластонбери 

Некоторые специалисты по этимологии полагают, что первоначальное имя Гластонбери было Glastonia, производное от кельтского слова, означающего «сине-зеленый» или, если точнее, «вайда» — растение, из которого получали сине-зеленый краситель. Вайда действительно до сих пор встречается в этих местах (когда почва была заболочена, ее было значительно больше), название Glastonia, следовательно, означает «место, где растет вайда». Гластонбери возникло в результате искажения этого названия англосаксами: жителей Glastonia они могли называть Glaestingas, а затем присоединить к этому слову byrig («город или населенное место»).

Существует также гипотеза, что Glast или Glasteing могло быть именем человека, основавшего это поселение. Что касается Авалона, то это легендарное название стали связывать с Гластонбери благодаря Артуру. Считается, что именно Гластонбери было тем местом, куда он отправился, получив последнюю в своей земной жизни рану. Впрочем, это утверждение не может быть документировано ранее 1191 г., когда монахи аббатства объявили, что обнаружили могилу короля. Гиралд Камбрийский, нормандский историк, многие годы проведший в Уэльсе, утверждал, что Гластонбери с незапамятных времен известно как Авалон, Остров Яблок, поскольку яблоки росли здесь в изобилии. Однако легкость, с какой название прижилось в этой местности, вызвана прежде всего древними кельтскими поверьями и языческими культами.

Кельтские поверья связывали острова и холмы с потусторонним миром. По-видимому, традиция, рассматривающая Гластонбери как место, принадлежащее потустороннему миру, имеет древние корни. В окруженном болотами Гластонбери видели, очевидно, именно остров. Следует отметить, что старинное словоупотребление допускало для isle, islaand более широкое значение, включающее такие понятия, как «сильно выдающийся мыс», «возвышенность, окруженная болотами», «участок, отрезаемый от остальной суши во время приливов или половодья», и т.д. Следы этих представлений сохранились в некоторых географических названиях, среди них, например, такое, как Порт-Айленд. Ynys-witrin (или Ynys Giirtin) — кельтский вариант названия данной местности, относимый ранними хрониками ко времени до захвата в VII в. этой местности саксами.

Гластонбери 

Одним из первых, кто попытался установить связь между Стеклянным островом и Гластонбери, был, по всей видимости, уэльский автор Карадок ап Лланкарфан. Ynys-witrin действительно переводится как «стеклянный остров», однако неизвестно, насколько слог «Glas» в названии Гластонбери действительно означает стекло (glass). С другой стороны, в повествовании Карадока явно прослеживаются черты легенды: увезший в Гластонбери жену Артура Мельвас наделен чертами властителя нездешней страны. К тому же, остров или крепость из стекла — черты потустороннего мира кельтов (очевидно, это было связано с представлением о том, что стены там воздвигнуты из воздуха) — прозрачные и непроницаемые. Таким образом, с потусторонним миром оказался связан и сам Гластонбери, что проложило дорогу для дальнейших ассоциаций Гластонбери с Авалоном.

Холм Гластонбери Тор окружен целой системой тропинок и террас, значительно стершихся от времени; тем не менее достаточно большие их участки можно проследить и сегодня. Вполне возможно, что это не более чем часть средневековой системы дренажных каналов, однако существуют не менее убедительные свидетельства того, что в основе своей эта система была чем-то вроде лабиринта, который мог возникнуть не ранее той эпохи, когда были сооружены ритуальные комплексы Стоунхеджа и Силбери. Отзвуками древних ритуалов, возможно, являются также народные легенды, утверждающие, что Гластонбери Тор внутри пуст и что именно здесь находится вход в подземный или потусторонний мир повестей «Манабигион».

В житии корнуоллского святого Коллена приводится рассказ о том, что этот святой якобы действительно побывал внутри холма и пытался изгнать из этих мест короля Подземного мира Гвина-ап-Нудда. Башня, которая возвышается сегодня на вершине холма, — это все, что осталось от церкви Архангела Михаила, построенной в XIV веке на месте более ранней церкви, разрушенной землетрясением. То, что церковь была посвящена предводителю ангельского воинства, косвенно указывает на поверье, что силы потустороннего мира еще обитают в этих местах, — в какой-то степени оправданное подозрение, если учесть, что в Британии практически не известны здания, обрушившиеся в результате землетрясений. Каким бы ни было его языческое происхождение, Гастонбери пользуется, пусть даже в легендах славой первой христианской обители в Британии. Согласно хроникам, саксы появились в этих местах в 658 г., когда здесь уже существовала монашеская обитель кельтского типа. Впрочем, к тому времени захватчики сами уже были христианами, и община продолжила свое существование под щедрым покровительством королей Уэссекса, мирно объединив братьев разных национальностей.

Гластонбери 

При св. Дунстане, который стал настоятелем монастыря в 945 г., Гластонбери превратилось в крупное бенедиктинское аббатство, а к началу XI в. стало крупнейшим монастырем всей Англии, соперничавшим с одним только Винчестером. Однако ни хроники, ни археологические данные не могут дать однозначного ответа относительно того, когда именно в монастыре возникла первоначальная община. Составляя около 1130 г. свою хронику, Уильям Малмсберийский прилагает к ней выписку из хартии, датированной 601 г., в которой король жалует общине землю для строительства аббатства, однако вопрос, насколько аутентична эта хартия, остается открытым.

Упоминание о монашеской общине у Гильды отодвигает ее создание еще на 60 лет в прошлое, и вполне вероятно, что небольшая община отшельников существовала здесь уже в то время. Можно предположить, что отшельники обосновались на Гластонбери Тор и вокруг него еще до возникновения самого монастыря и что это были скорее всего пещерные братья (то есть Гластонберийское аббатство возникало приблизительно так же, как нынешняя Киево-Печерская лавра). Тем не менее, все связанные с монастырем хроники и легенды утверждают, что на месте, занимаемом сегодня часовней Пресвятой Девы, стояла когда-то церковь столь древняя, что время ее постройки установить уже практически невозможно. Именно вокруг этой церкви и сформировалось аббатство.

Уильям Малмсберийский отмечает, что в его время существовало поверье, что эта церковь Девы Марии возведена в первом веке учениками самого Христа, Правда, хронист очень осторожен и не называет никаких имен. Впрочем, уже несколько десятилетий спустя после появления сочинения Уильяма Малмсберийского монахи, проработав этот труд и старинные хартии, отыскали и имя того, кто привел в Британию первых христиан: им оказался Иосиф Аримафейский.

Гластонбери 

Во времена Уильяма Малмсберийского на историю Гластонбери наложила яркий отпечаток, еще одна легенда. Предполагалось, что св. Патрик побывал в Гластонбери и что там даже находится его могила. Жил здесь некоторое время и Гильда, уроженец Уэльса, обретший известность как бретонский историк и проповедник. Именно в «Житии св. Гильды» Карадока ап Лланкарфана появляется в Гластонбери Артур.

Среди всего прочего Карадок приводит рассказ о том, как Мельвас, король Сомерсета, увез жену Артура, Гвеннувар, и держал ее в Гластонбери; там же в то время пребывал и Гильда. Чтобы освободить свою королеву, Артур привел войска из Девона и Корнуолла, но его продвижение было замедлено болотами, окружающими Гластонбери. Гильда и аббат Гластонбери выступили посредниками в споре двух королей, добились заключения мира и возвращения украденной королевы. Описанные Карадоком эпизоды, в которых выступает Артур, сходны с теми, какие встречаются в житиях прочих святых, однако это «житие» весьма интересно с точки зрения формирования легенды. Похищение королевы возникает и в рыцарских романах: Мельвас превращается в Мелеаганта, а место спасителя занимает Ланселот.

В результате раскопок на Гластонбери Тор были обнаружены следы каменных построек, которые датируются приблизительно описываемым Карадоком периодом. Предполагается, что они придают достоверность истории о Мельвасе. Однако вопрос, являются ли они остатками крепостных укреплений, остается открытым.

Иными словами, связь Артура с Гластонбери была установлена еще до Гальфрида Монмутского; Гальфрид вообще оставляет это место без внимания — его остров Авалон находится совсем не здесь. Связь аббатства с легендарным королем возродилась в последнем десятилетии XII в., когда монахи объявили, что ими была найдена могила Артура. Хотя обстоятельства этого открытия варьируются в различных источниках, Гиралд Камбрийский дает довольно подробное описание имевших место событий. В 1184 г. Гластонберийское аббатство было сильно повреждено огнем. В 1191 г., занимаясь восстановлением аббатства, монахи объявили, что обнаружили могилу Артура.

Гиралд Камбрийский, судя по всему, был ярым противником расхожего поверья о возвращении Артура, считая его смешным и политически опасным, и настаивал на том, что Авалон — всего лишь старое название Гластонбери, а Моргана была вполне респектабельной римской матроной, родственницей Артура, которая ухаживала за королем в аббатстве, куда умирающего привезли после последней битвы. Поэтому Гиралда не могло не радовать обнаружение могилы Артура, которая, казалось бы, доказывала, что легендарный король и в самом деле умер.

Согласно Гиралду, место могилы было открыто Генриху II старым бретонским бардом — король был, дескать, погребен на глубине 16 футов (около 5 м) на кладбище монастыря. По приказу настоятеля монастыря на кладбище были произведены раскопки и обнаружена искомая могила. На дне ее в выдолбленном дубовом стволе покоились скелеты мужчины и женщины. Череп мужчины и тазобедренные кости были исключительно крупными. На черепе виднелись следы десяти ран, включая большую трещину, которая, очевидно, послужила причиной смерти. В могиле находился также свинцовый крест с надписью HIC JACET SEPULUS INCLTUS REX ARTHURUS CUM WENNEVERIA UXORE SUA SECUNDA IN INSULA AVALLONIA («Здесь похоронен прославленный король Артур и Гвиневера, его вторая жена, на острове Авалон»).

Тела с почтением извлекли из могилы и водворили в два гроба, которые в 1278 г. были помещены в мраморную гробницу перед алтарем в главной церкви монастыря. Там они оставались до XVI в., после чего были утеряны в ходе погромов, последовавших за роспуском монастырей по всей Англии. Крест, или то, что считается крестом, приблизительно в 1542 г. видел Джон Лиленд. Приведенная здесь версия надписи совпадает с версией Гильды за исключением упоминания Гвиневеры. Далее историю креста можно проследить до XVIII в., когда он, по всей видимости, находится в Уэльсе, но затем — исчез.

В XVI в. антиквар Уильям Кэмден опубликовал рисунок свинцового креста из могилы. Сам крест датируют приблизительно концом X — началом XI в.; надпись на нем гласит: HIC JACET SEPULUS INCLTUS REX ARTHURUS IN INSULA AVALLONIA (здесь похоронен прославленный король Артур на острове Авалон») безо всякого упоминания Гвиневеры. Историки обычно отмахиваются от этой находки, считая ее подделкой.

Нет никаких сомнений в том, что монастырь действительно согласились раскопать свое кладбище — следы достаточно глубокой ямы были обнаружены во время археологических раскопок в Гластонбери. Прямоугольник неправильных пропорций был выкопан и позднее засыпан возле усыпальницы св. Дунстана в 1180-1190 гг.

Вопрос в том, что именно нашли монахи на кладбище своего монастыря. Существуют две прямо противоположенные версии. Согласно одной из них, могила короля Артура - подделка, на которую пошли монахи, дабы привлечь пилигримов и средства, необходимые для восстановления монастыря, и повысить престиж своей обители. Но мотив подделки мог быть и политическим. Гиралд Камбрийский заявляет, что раскопки на кладбище были предприняты по приказу Генриха II, которому о могиле Артура рассказал некий бард. На время конца правления Генриха II пришлись серьезные беспорядки в кельтских областях его державы, возможно, связанные с заявлениями, что в лице Артура, внука Генриха II, восстал легендарный король Артур.

С политической точки зрения, вполне разумно было показать всему миру, что Артур не восстал и никогда не восстанет, — предъявив его тело. К тому же подобная демонстрация могла существенно ослабить сопротивление Уэльса, который английские короли стремились присоединить к своим землям.

Против этой теории свидетельствует выдолбленный ствол. Если скелет был подложен в раскопки заранее, а затем выдан за останки Артура, едва ли монахи «обнаружили» бы его в столь странной усыпальнице. Кроме того, данная теория не объясняет, почему для подобной политической акции был избран не Лондон или Винчестер, а аббатство на западе страны. С другой стороны, нет ни одного документального свидетельства того, что монахи вообще предпринимали попытки собрать с помощью своей «сенсации» деньги или использовать ее как орудие пропаганды против Уэльса. По другой версии, реальный Артур и его жена (возможно, вторая) были действительно похоронены в Гластонбери. По неизвестным причинам похороны были проведены в тайне, а знание о могиле сохранялось в Гластонбери и в кругах валлийских бардов. Свинцовый крест был положен в могилу около 950 г. в качестве опознавательного знака в этом году уровень старого кладбища был несколько, приподнят. В таком случае, ствол мог бы быть долбленой лодкой, какими пользовались для передвижения по болотам Гластонбери. Если Артур был похоронен в лодке, это могло внести свой вклад в формирование легенды о том, что умирающий король уплыл на Авалон на корабле.

Впрочем, и против этой теории существует ряд возражений. Если могила короля была изначально известна, то почему эта информация, имевшая немалую политическую ценность для английских королей, появилась не раньше того момента, когда аббатство стало серьезно нуждаться в деньгах? Уильям Малмсберийский, который 60 годами ранее побывал в Гластонбери и попытался изучить историю аббатства, в своей хронике об этой могиле не упоминает.

Следующую проблему представляет собой сам крест: или Гиралд неправильно понял надпись на нем, или он и Кэмден видели разные кресты.

Еще одним возможным объяснением является то, что обнаруженная монахами могила не подделка, а настоящая — но это могила не Артура. Они вполне могли раскопать захоронение, относящееся приблизительно к II в. до н.э., когда вождей племен действительно хоронили в выдолбленных лодках. Размеры черепа и костей свидетельствуют о том, что это был могучий воин. Сообразив, как использовать найденное к своей выгоде — или чистосердечно увидев в останках кости Артура, — монахи объявили о сенсационной находке. Подделкой в таком случае является лишь свинцовый крест. Основное возражение против этой гипотезы заключается в том, что ни один из современных археологов не знает, где искать подобные захоронения, и решительно неясно, как и откуда монахи XII в. могли получить информацию о захоронении тысячелетней давности, чтобы затем, не повредив тела, перезахоронить язычников на своем кладбище. Если могила Артура имела столь большое значение, чтобы затратить столько усилий для ее подделки, то следовало бы предположить, что жители Уэльса или Бретани попытаются опротестовать ее истинность или, быть может, заявить о находке собственных «могил Артура». И все же ничего подобного, судя по всему, не произошло. В рыцарских романах и фольклорных поверьях известно несколько «камелотов», несколько различных пещер, в которых спит до времени Артур, и т.д. Могила же у короля лишь одна — очевидно, из практических соображений.

Вне зависимости от того, действительно ли в Гластонбери был похоронен (или при неизвестных обстоятельствах после временного погребения перезахоронен) истинный Артур, валлийская и бретонская традиции вполне могли согласиться с этим утверждением. История с могилой короля Артура слишком похожа на подделанные хартии, какие с такой ловкостью изготавливали в Гластонбери. Подобные документы едва можно считать подделкой в современном смысле этого слова, скорее они представляли собой попытки задним числом создать обоснование уже существующим поверьям и/или подтвердить документами право на владение землей, которая и так уже находилась в собственности монастыря. Вскоре после того как была обнаружена могила короля, в атмосферу исключительности вокруг Гластонбери был привнесен еще один элемент, на этот раз — чаша Грааля из наиболее христианизированной редакции этой легенды. В «Иосифе Аримафейском» Роберта де Борона члены общины Иосифа Аримафейского увозят Грааль на Запад, в «Долины Аварона». «Аварон», вероятнее всего, соответствует «Авалону», но равно вероятно, что Роберт де Борон имеет в виду равнины Сомерсета.

Из легенд или «Деяний королей Британии» Гальфрида Монмутского Роберт де Борон мог почерпнуть название местности, но не «Долины», которые у него заменили «остров Авалон». Неизвестный автор романа «Перлесво» заявляет, что его произведение — пересказ латинского текста, который был выполнен им в «доме христовом» на острове Авалоне, где (по его словам) покоятся ныне Артур и Гвиневера. И здесь совершенно явно подразумевается Гластонбери. Впрочем, ни из того, ни из другого романа вовсе не следует, что они имели в виду что-то, кроме христианской легенды о тех незапамятных временах, когда еще активно проповедовали апостолы.

Идея о прибытии в Британию Иосифа Аримафейского впервые задокументирована в тексте, составленном монахами Гластонбери около середины XIII в. (возможно, ок. 1240). Согласно их версии, апостол Филипп послал в Британию двенадцать учеников во главе со своим другом Иосифом Аримафейским. Местный король остался глух к попыткам обратить его в христианство, однако позволил Иосифу и его людям обосноваться на затерянном среди болот Стеклянном острове. Здесь христиане выстроили церковь во славу Пресвятой Девы Марии. После смерти последнего из них место оставалось заброшенным до тех пор, пока в Гластонбери не прибыли миссионеры, посланные Папой Элевтиерием, которые восстановили Старую Церковь и обосновали новую общину из двенадцати отшельников, наследником которой стало средневековое аббатство.

Эта история не только не является заимствованием из рыцарских романов,- но она с ними даже несовместима. К тому же из нее совершенно не ясно, как именно связаны Иосиф — хранитель Грааля и Иосиф — основатель Гластонбери. В «Хронике, или Древностях церкви в Гластонбери», составленной в XIV в. монахом этого монастыря, цитируется в отрывках пророчество бретонского барда по имени Мелакин, которое как будто объединяет обе эти легенды. Тем не менее однозначного утверждения, что Иосиф привез Грааль в Гластонбери, так, похоже, и не было сделано ни в одном средневековом произведении. Впервые об этом недвусмысленно говорит только Теннисон в «Королевских идиллиях» (XIX в.).

Официальная легенда вообще не упоминает Грааль. Аббатство никогда не предъявляло претензий на владение этим неортодоксальным талисманом, хотя и заявляло, что владеет некоторыми реликвиями страстей, включая несколько обломков креста, шип из тернового венца и часть стола Тайной Вечери. Легенда говорит лишь о том, что Иосиф Аримафейский был основателем Гластонбери. Это достачно любопытно само по себе, поскольку этот персонаж, упоминаемый лишь в апокрифическом Евангелии от Никодима, обязан своей известностью именно рома¬нам о Граале, где он назван первым хра¬нителем священного сосуда. Наиболее вероятно, что власти Гластонбери стремились создать вокруг аббатства ореол мистики и загадочности, не беря на себя при этом ответственности за столь неортодоксальную реликвию.

Позднее, в конце XIII в,, в аббатстве была создана легенда, согласно которой Иосиф привез в Гластонбери взамен Грааля два небольших серебряных сосуда, в одном из которых была кровь, а в другом — пот Христа. Сосуды эти были опущены в могилу Иосифа, но никто не знает, где она находится. Как только связь Иосифа Аримафейского с Гластонбери была одобрена церковным авторитетом, ничто уже не могло остановить народные поверья, перенесшие сюда же и сам Грааль. Смутные намеки на то, что чаша может находиться в Гластонбери, рассыпаны по литературным произведениям начала XIII в. Народный вариант легенды гласит, что Иосиф Аримафейский прибыл со своими последователями в Британию спустя тридцать лет после распятия Христа. Миссионеры привезли с собой Святой Грааль — чашу Тайной Вечери. Высадившись на юго-западном побережье, они вышли к болотам Гластонбери и остановились у подножия холма Гластонбери Тор. Здесь Иосиф воткнул в землю свой посох, который тут же пустил корни и покрылся листвой. Восприняв это как знак того, что они достигли цели своего путешествия, Иосиф и его последователи остались в Гластонбери и возвели Старую Церковь. Чтобы спасти Грааль от глаз язычников, Иосиф закопал его где-то у подножия холма Гластонбери Тор.

Существует также уэльская легенда о том, что Грааль не был ни спрятан, ни похоронен вместе с Иосифом, а тайно хранился в аббатстве. Когда аббатство было распущено, Грааль удалось скрыть в небольшом цистерианском монастыре Страта Флорида в Кардигане (Центральный Уэльс). Когда через год был распущен и этот монастырь, нескольких монахов приютила семья, жившая в местечке Нантеос возле Эбериствита. Последний из монахов перед смертью передал Грааль на сохранение главе семейства, рассказав ему, что глоток воды из этой чаши способен излечить любую болезнь. Несколько поколений чаша хранилась в Нантеосе. Это был не золотой сосуд, усыпанный драгоценными камнями, а небольшая и очень простая деревянная чашка (какой, по логике вещей, и должна быть чаша Тайной Вечери). Ее чудотворная сила была хорошо известна местным жителям; однако из страха перед англиканской церковью они стремились не допустить того, чтобы это знание вышло за пределы Уэльса. Данная легенда не могла возникнуть ранее середины XVI в., скорее всего она относится к еще более позднему времени.

В последний раз в артуровских романах Гластонбери возникает в конце «Смерти Артура» Мэлори. После смерти Артура Ланселот и другие пережившие битву удаляются в Гластонбери, чтобы вести отшельническую жизнь между двух лесистых холмов возле аббатства. Описание Мэлори относится, очевидно, к небольшой лощине между Гластонбери Тор и примыкающим к нему Холмом Чаши. В 1539 г. Генрих VIII распустил аббатство, и последний его аббат Ричард Виттинг, осужденный по сфабрикованному обвинению, был повешен. Некоторое время аббатство являлось собственностью короны, а затем перешло в частные руки. На протяжении нескольких столетий владельцы разбирали и распродавали строения как камень до тех пор, пока от аббатства практически ничего не осталось. В 1908 г. землю приобрела англиканская церковь, и руины аббатства были тщательно законсервированы.

  Гластонбери

 
« Гирфлет, Божий сын (Гилфлет, Гифлет)   Гоор, Королевство »
Кельтские символы
Celtic Design
Фолк-музыка
Кельтский танец
Кельтская кухня
Учебные курсы
Кельтская фэнтези
Творчество
Новости портала
Книги
Фильмы о кельтах
Художники
Сайт Кельтика в Контакте
Книжные новинки
Шотландия: Путешествие по Британии
Опросы

Что вас привлекает в "кельтике"

Как вы попали на сайт?

ГлавнаяНовостиСтатьиКартыГалереиСхемы и таблицыБиблиотекаСсылкиКонтактыФорум
Наверх!

Rambler's Top100