ГлавнаяНовостиСтатьиКартыГалереиСхемы и таблицыБиблиотекаСсылкиКонтактыФорум
Главная >> Статьи >> КУЛЬТУРА >> Происхождение рождественской елки. Рождественское полено, бадняк
17.11.2018 г.
Главная
Археология
История
Культура
Искусство
Быт кельтов
Новости
Статьи
Карты
Галереи
Схемы и таблицы
Библиотека
Англия
Ирландия
Шотландия
Франция
Италия
Россия
Celtic Design
Фолк-музыка
Кельтский танец
Кельтская кухня
Учебные курсы
Творчество
Новости портала
Книги
Контакты
Поиск
Форум
Ссылки
Кельтские символы
Фильмы о кельтах
Художники
СТРАНЫ
Англия
Ирландия
Шотландия
Уэльс
Франция
Италия
Германия
Россия
СТАТЬИ
ИСТОРИЯ
АРХЕОЛОГИЯ
КУЛЬТУРА
ЭЗОТЕРИКА
КАЛЕНДАРЬ

Исторический календарь
МАРТ
Святой Патрик1 марта - День Святого Давида
7 марта родился Роб Рой
14 марта умер сэр Томас Мэлори
17 марта День Святого Патрика
25 марта королем Шотландии стал Роберт Брюс
Январь  Февраль  Март  Апрель  Май  Июнь  Июль  Август  Сентябрь  Октябрь  Ноябрь  Декабрь
Кожаные украшения с натуральными камнями | Кельтские амулеты в эзотерическом интернет-магазине Ривалон

Происхождение рождественской елки. Рождественское полено, бадняк

Рейтинг: / 27
ХудшаяЛучшая 

С.А Токарев, Т.Д.Филимонова. Фрагмент из работы
"Обряды и обычаи, связанные с растительностью"

 


Аналогом майскому дереву в зимнее время является рождественское, или новогоднее, дерево. Обычно это елка. В том виде, как она нам известна, - украшенная блестящими стеклянными игрушками, мишурой, яблоками, орехами, сладостями, освещенная свечами (или цветными электрическими лампочками), - явление сравнительно молодое. В настоящее время большинство исследователей считает, что елка в таком виде начала распространяться в XVIII в. с берегов верхнего Рейна, прежде всего из Эльзаса. Письменные свидетельства о том, что под рождество в Эльзасе ставили маленькие елочки, украшенные яблоками и облатками, но еще без свечей, известны с XVI в. Если во многих областях издавна известен обычай подвешивать елочки или другие деревца к потолку (иногда макушкой вверх, иногда вниз), то в Эльзасе искони это была ель, и ее не подвешивали, а ставили. Имеется целый ряд письменных сообщений (1521, 1546, 1555, 1557 гг.) из алеманской области (Эльзаса, Швейцарии, Германии), а также и из более восточных районов о том, что под рождество гильдии и цеховые организации устанавливали "Weyenacht-Meyen". Видимо, рождественское дерево не было еще центром семейного праздника, как это стало позднее, а было городским и общественным обычаем. По окончании праздника детям и беднякам позволялось отрясать с дерева плоды и сладости. Несколько позднее появляются сообщения и об установлении елочек в домах. Первое письменное свидетельство о том, что на рождественском деревце зажигают свечи, относится к 1708 г. В письме к дочери герцогиня Элизабет-Шарлотта Орлеанская (уроженка Пфальца) пишет, что в Германии на рождество кладут на столики для детей подарки и ставят буковые деревца со свечами на каждой ветке.

В Пфальце, особенно в Гейдельберге, обычай ставить рождественское дерево был широко известен. Но в Пфальце, как и в соседних Гессене и Швабии, роль рождественского дерева долго выполняла не елка, а бук, поэтому даже еще в 1920-е годы в Гессене елку называли "Bosbaam", "Busbaam", а в Швабии еще и в 1960-е годы - "Bushs-baum" (т. е. буковое дерево).

В одном из сообщений из Циттау за 1737 г. говорится, что там на рождество ставили столько украшенных деревцев со свечами, скольких людей надо было одарить. О том, что к 1770-м годам елка существовала уже в современном нам виде, свидетельствует Иоганн Вольфганг Гёте. В вышедшем в 1774 г. романе "Страдания молодого Вертера" он пишет: "Она приводила в порядок игрушки, которые приготовила к празднику своим младшим братьям и сестрам. Он заговорил о том, как обрадуются малыши, и припомнил те времена, когда неожиданно распахнутые двери и зрелище нарядной елки с восковыми свечами, сладостями и яблоками приводило его в невыразимый восторг". Известный австрийский этнограф руководитель работы над Австрийским этнографическим атласом Рихард Вольфрам в комментариях к картам о рождественском дереве в Австрии не без основания считает, что эти слова в романе Гёте немало содействовали распространению обычая. По мнению Вольфрама, Гёте познакомился с обычаем в Страсбурге, так как во Франкфурте-на-Майне и Вецларе, где прошло детство и юность Гёте, такого обычая еще не было. То, что елка со свечами и сладостями в это время в Страсбурге уже была известна, доказывает одно из сообщений за 1785 г. К XIX в. елки появились на рождественских ярмарках в Германии. Если в 1785 г. на ярмарке в Лейпциге елками еще не торговали, то в 1807 г. в Дрездене их продавали уже много.

Распространение елки в самой Германии и в других странах первоначально шло в городах и прежде всего - в высших слоях общества. Центром распространения елки в Австрийской империи стала Вена, где елка в XVIII в. была еще не рождественским деревом, а "Nickolausbaum", т. е. связана с Николиным днем. Обычай ставить елку на рождество в Вену и в другие города Австрии в начале XIX в. принесли немецкие беженцы эпохи наполеоновских войн, селившиеся в Австрии немецкие принцессы и банкиры. В 1819-1830 гг. елка появилась в Венгрии, в 1820 г. - в Праге; с начала XIX в. елка известна и в Скандинавских странах, но широкое распространение здесь она получила позднее (в Норвегии, например, только в период между 1880 и 1930 гг.); в 1822г. у саксов Трансильвании. Как уже говорилось, обычай ставить елку шел от высших слоев общества. Так, во Франции елку впервые устроила жена герцога Орлеанского Елена Мекленбургская. После франко-прусской войны (1871 г.) ее распространению содействовали эльзасские беженцы. В Англии также впервые елку нарядила немецкая принцесса (в 1760 г.), ставшая женой Георга III, а в 1840 г. в Виндзоре елку для детей устроила королева Виктория со своим немецким супругом Альбертом Кобургским.

С 1840-х годов елка известна и в России. В рассказе "Елка и свадьба" Ф. М. Достоевского, опубликованном в 1848 г., говорится, что пять лет назад герой был приглашен накануне нового года на детский бал с елкой. У Достоевского речь идет о Петербурге, где проживало много иностранцев, в том числе и немцев, а, как сообщает А. М. Ремизов, "ни у простого народа, ни в старинных домах старого уклада нет такого рождественского обряда, чтобы в святые вечера зажигать елку... И вот по себе скажу, - наставленный по московской старине нашей, я не знал в детстве никакой рождественской елки... И совсем уже взрослым я увидел в первый раз (конец XIX в. - автор) елку - ее зажгли у нас после всенощной в рождественский сочельник".


Несмотря на быстрое распространение елки, украшенной свечами и сладостями, в XIX в. почти по всей Европе (особенно после того, как было налажена фабричное производство сравнительно дешевых стеариновых свеч), во многих сельских районах как в самой Германии, так и в других странах даже в конце XIX в. елку на рождество не наряжали. Под влиянием города елку стали устраивать сначала в сельских школах" а затем этот обычай распространился и на крестьянские дома. Немецкие иммигранты XIX в. завезли обычай украшать елку и в Америку, где ее со временем стали ставить и на площадях.

В середине XX в. более широкое распространение елка получила и в романских странах Европы, в Испании же, где она называется "немецким деревом", и в Португалии она все еще устраивается довольно редко и в настоящее время.


На Балканах елка также малоизвестна. Так, в Болгарии, Югославии, Греции, Албании елку стали украшать под новый год в основном лишь после второй мировой войны, преимущественно в городах, в общественных местах, а в Румынии - только с 1960-х годов. Возможно, что распространение в этих странах елки в качестве рождественского дерева тормозилось бытованием другой формы обычая с деревом (рождественское полено, бадняк), сохранившейся здесь вплоть до наших дней.

Елка проникла и в мусульманские страны. Например, в 1960-е годы ее украшали в Тегеране (Иран) и Марокко. Обычай наряжать елку существовал до второй мировой войны и в Турции, но был запрещен Кемалем Ататюрком в 1936 г. с целью сохранения леса. Правда, во многих странах, где нет елей, их заменяют деревьями других видов.

Что же способствовало возникновению и распространению обычая украшать елку в рождественско-новогодний период? Одни исследователи считали, что это произошло из-за веры в апотропеические свойства ели - колючие иглы якобы защищали от ведьм и других злых сил. Но ведь были и другие породы хвойных деревьев, а во многих местах ставили (или подвешивали) не елку, а другие деревья или кустарники.

Немецкий исследователь Е. Могк считал, что предшественником рождественско-новогодней елки были ветки вишни и других плодовых деревьев, которые ставили в доме в воду задолго до рождества, с тем чтобы они зацвели к праздничному дню. По его предположению, из опасения, что ветки по каким-то причинам не зацветут (а это был плохой признак), их стали заменять вечнозеленой елкой. Существовала и другая точка зрения: ель, украшенная яблоками и орехами, имеет своим прообразом библейское "райское дерево".


Рождественская елка в Ватикане

Западногерманский исследователь В. Крогманн, не отрицая веры простого народа в апотропеическую силу хвойных деревьев, считает главным условием широкого распространения елки в качестве рождественского дерева то обстоятельство, что ее ветки зелены круглый год. До появления елки в качестве рождественского дерева во многих местах, особенно сельских, был распространен обычай украшать дома и стойла в рождественно-новогоднее время вечнозелеными ветками (ели, тиса, бука, падуба, можжевельника, омелы и др.). Обычай известен издавна, он был распространен в древности у египтян и народов Ближнего Востока, в античной Греции и Риме, где ими украшали храмы и дома, считая, что это принесет человеку в новом году здоровье и счастье.


Еще в 1930-м году в Вестфалии, например, украшали дома ветками ели, в других районах - омелой, тисом и т.п.

На протяжении веков начальная дата нового года неоднократно менялась, поэтому и обычаи постепенно переходили на эти даты. С 1310 г. (XIV в.) новый год в Германии, например, был перенесен с пасхи на рождество, и с начала XVI в. мы имеем уже свидетельства о зимних "майях", а затем и о рождественских деревцах.

Церковь вела упорную многовековую борьбу по искоренению языческих обрядов и обычаев, но, убедившись в своем бессилии, стала пытаться приспособить их. Так было и с рождественским деревом. Со временем елку стали ставить в церквах, а после второй мировой воины елочки под рождество появились и на могилах.

Уже много десятилетий, как елку ставят не только в домах, но и на улицах и площадях. Так, в Англии стало традицией каждый год под рождество устанавливать огромную ель на Трафальгарской площади - дар города Осло Лондону. Эта традиция зародилась в годы второй мировой войны, когда в Лондоне находились в эмиграции норвежское правительство и король, и туда контрабандой привезли ель из оккупированной гитлеровцами Норвегии.

На примере рождественско-новогодней елки мы можем проследить, как происходит трансформация обычая: в XVI в. елка носит общественный характер, устраивается гильдиями и цеховыми организациями (назначение ее, видимо, то же, что и майского дерева, оно и называется "майей"), затем постепенно под влиянием протестантизма она становится средоточием тихого семейного праздника, а с конца XIX - начала XX в. вновь начинает принимать общественный характер - устанавливается на улицах и площадях, в общественных местах.

Несмотря на то, что много исследователей занимались вопросом происхождения обычаев с елкой, его все еще нельзя считать решенным. Не совсем ясны и истоки обычая зажигания свечей на елке. Крогман вслед за немецким этнографом Лауфером считает, что свечи на елке появились под влиянием церковной символики, так как в рождественскую ночь во всех домах (и там, где елок не было) зажигали свечи. Огонь и свет играли большую роль в обрядности издревле. Придавалось ему большое значение и в христианской рождественской обрядности. Однако имеются свидетельства и иного рода. "Русскому народу известно еще из древности жертвенное возжжение свечей на деревьях - Ильинская пятница". В одном из своих исследований А. Веселовский пишет: "Обычай приношения и возжжения свечей на деревьях, издавна возбуждавший запреты западной церкви, существовал до последнего времени (т.е. во второй половине XIX в. - автор) в черте христианского народного обряда: в священной роще около церкви св. Квирика и Авлиты, в Сванетии, на 15-е июля огромное дерево унизывалось множеством горящих свечей; в Зачеренском погосте Псковской губ. лежала большая упавшая сосна, к ней сходились на Ильинскую пятницу крестьяне, принося шерсть, сыр, мясо и свечи, которые зажигали, прикрепив к стволу". Известно также о зажигании свечей на ели или других деревьях в прошлом и в семейной обрядности, в частности в свадебной, у украинцев и русских, а также у других народов бывшего СССР.

Мы видим, что свечи на дереве зажигались не только под рождество, но и в летние календарные праздники. Сообщая о почитании огня, Б. А. Рыбаков пишет: "В Киеве устраивали "свадьбу свечи": ставили срубленное деревце, обвешанное фруктами, дынями и украшенное восковыми свечами". Может быть, в этих обрядах мы имеем дело с пережитками синтеза культа огня и культа растительности? К сожалению, мы не располагаем данными о том, сколь древен этот обычай.



В России Новый год стали отмечать по указу Петра Великого с 1 января 1700 года. До этого отмечали начало нового года 1 сентября. В указе Петра I говорилось: "По знатным и проезжим улицам у ворот и домов учинить некоторые украшения из древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, чинить стрельбу из небольших пушек и ружей, пускать ракеты и зажигать огни. А людям скудными каждому хотя бы по древу или ветке на вороты поставить". Этот праздник с елкой (хотя при Петре Великом елку не украшали, а украшали лапы, веточки), украшениями и карнавалами очень полюбился русскому народу.

В 30-е годы XIX века елки ставились на праздник только в домах петербургских немцев. Публично в столице елки ставились только в 1852 году. К концу XIX века елки стали главным украшением и городских, и деревенских домов, и в XX веке стали неотделимы от зимних праздников. Но в 1916 году рождественские елки на русской земле оказались в опале. Как во время Отечественной войны дворянство отказалось от языка Наполеона, так в империалистическую Священный синод призвал патриотов не ставить в домах колючие деревца, потому что они пришли к нам из немецких традиций.

В 1918 году на елку ополчилась советская власть - но уже как на буржуазный предрассудок. В рождественских сказках не было ни Деда Мороза, ни зимней русалки Снегурочки - девы замерших вод. Одна только религия: вертеп, Вифлеемская звезда, хор ангелов и божественные чудеса, посылаемые только добрым детям. Тем не менее, многие продолжали праздновать Рождество подпольно. Корме того, оставалась языческая традиция - колядование на Святки.

Елка оставалась запрещенной вплоть до 1935 года, когда появилась идея: праздновать не Рождество, а Новый год. Вифлеемская звезда стала красной пятиконечной, и под нарядными елками страна по указу Сталина вместе с Дедом Морозом встретила 1935 год от Рождества Христова. Но 1 января стал нерабочим днем только в 1949 году.


РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОЛЕНО

Обычай рождественско-новогоднего полена (а его периодически зажигали от рождества до нового года, а чаще и до дня трех королей) известен был в прошлом большинству народов зарубежной Европы, но к концу XIX в. Он в некоторых странах исчез (особенно в связи с заменой открытых очагов печами), а в других сильно трансформировался (заменен небольшим поленцем); дольше этот обычай сохранялся в Балканских странах.

Письменные свидетельства об обычае жечь бадняк (полено) восходят к VI в., на Балканах - XIII в. В средневековье он неоднократно запрещался как церковью, так несветскими властями. Имеется несколько гипотез толкования этого обычая. Еще в 1925 г. обзор их привел в своей работе Э. Шнеевейс; с культом солнца связывали обычай жечь полено в зимне-святочный период В. Маннхардт и С. Троянович, с богом грозы - Л. фон Шредер и А. А. Потебня, с культом предков - шведский ученый Нильсон; Мейер и Бильфингер связывали его с римскими календами, с началом нового года. Сам Шнеевейс, находившийся сначала под влиянием взглядов Маннхардта, после исследования этого обычая у южных славян пришел к выводу, что он восходит к римским календам и связан с защитно-магическими представлениями.

Число гипотез не уменьшилось и в наши дни. С культом предков связывают этот обычай югославские этнографы М. Гавацци, В. Новак и др. Болгарская исследовательница Татьяна Колева считала, что "отношение к рождественскому полену, как к живому существу, большое почитание его всеми членами семьи, его воспевание в обрядовых песнях говорят о том, что оно олицетворяет какое-то древнее языческое божество или же является атрибутом такого божества. Некоторые полагают, что горение рождественского огня связано с представлениями о возрождении солнца и начале нового солнечного года". С солнцем связывает горение рождественско-новогоднего полена и известный советский археолог и историк Б. А. Рыбаков. Французский же этнограф А. ван Геннеп возражает против связи рождественского полена с олицетворением какого-либо божества или с культом "семейного очага", считая, что в основе этого обычая лежит лишь идея магии плодородия. Советский этнограф Н. И. Велецкая видит истоки этого обычая в ритуале проводов стариков "на тот свет".

Вряд ли правомерно объяснить обычай какой-то одной функцией. Обычай рождественского полена, как и другие обычаи календарного цикла, полифункционален, в нем переплелись, вероятно, различные идеи. Выбор породы дерева для бадняка (это обычно был дуб, бук, или груша) объясняли тем, что эти деревья дают много плодов, так что сжигание их будет способствовать хорошему урожаю (магия плодородия). Магией плодородия продиктован и обычай собирать золу и угольки от сгоревшего полена, которые затем разбрасывали по полям - для повышения плодородия. Реальной же причиной выбора этих деревьев было то, что они обладали твердой древесиной и горели медленно (по поверью, если горящий бадняк погаснет раньше срока, - это плохой признак). Зола является хорошим удобрением, т. е. обладает реальным свойством, повышающим плодородие. Головешки от полена имели, по мнению народа, апотропеические свойства: охраняли дом от непогоды и пожара (поэтому их хранили в доме). "Кормление" полена является, вероятнее всего, пережитком былых жертвоприношений деревьям и огню. Возможно, прав и Б. А. Рыбаков, связывая зажигание в это время рождественского полена с состоянием солнца. День в северном полушарии начинает понемногу прибывать, и горение полена (а деревья обладали продуцирующей силой) в течение двенадцати дней должно было способствовать этому. Безусловно, существует и связь обычая с культом мертвых.

В обрядах рождественской елки и бадняка мы имеем трансформацию, более поздние новые формы, заменившие поклонение живому священному дереву.

 
« Древнекельтские имена   Градостроительство у кельтов »
Кельтские символы
Celtic Design
Фолк-музыка
Кельтский танец
Кельтская кухня
Учебные курсы
Кельтская фэнтези
Творчество
Новости портала
Книги
Фильмы о кельтах
Художники
Сайт Кельтика в Контакте
Книжные новинки
Шотландия: Путешествие по Британии
Опросы

Что вас привлекает в "кельтике"

Как вы попали на сайт?

ГлавнаяНовостиСтатьиКартыГалереиСхемы и таблицыБиблиотекаСсылкиКонтактыФорум
Наверх!

Rambler's Top100